• «КОМПОЗИТОР XXI ВЕКА»

     

    С 23 по 26 января в Москве проходил I Международный конкурс современной музыки «Композитор XXI века». Среди изобилия разных музыкальных состязаний именно такого в России явно недоставало.

    Один день был посвящен прослушиванию членами жюри аудиозаписей композиторских работ, присланных участниками из дальних уголков России и зарубежья, а три дня конкурсные выступления проходили в присутствии слушателей. Мне довелось наблюдать удивительное содружество и сотворчество участников, членов жюри и публики, пока еще, надо признать, немногочисленной, но однозначно заинтересованной. Похоже, вопрос о количестве слушателей на подобных мероприятиях не снимается с повестки дня, и сама жизнь является «заказчиком» нового конкурса – именно потому, что тотального пробуждения интереса к современной музыке пока не наблюдается. И хочется думать, что молва о конкурсе привлечет к нему в будущем более широкую аудиторию, ибо непридуманным этот конкурс является потому, что среди изобилия разных состязаний именно такого в России явно недоставало, и «Композитору XXI века» вселяющее оптимизм «малое пробуждение» все же удалось.

    Оргкомитет и жюри

    Учредителем и организатором конкурса выступила Автономная некоммерческая организация «Международная академия музыкальных инноваций», в этом году отмечающая десятилетие своей деятельности. Президент конкурса и глава оргкомитета Игорь Евард вокруг идеи возрождения интереса к современному композиторскому искусству объединил высокопрофессиональных заслуженных музыкантов: народного артиста РФ, председателя Союза композиторов России Владислава Казенина, с честью возглавившего жюри конкурса, профессора ГМПИ им. М. М. Ипполитова-Иванова Ефрема Подгайца, заслуженную артистку РФ, профессора РАМ им. Гнесиных Рузанну Лисициан, народного артиста РФ, директора Калининградской областной филармонии Виктора Бобкова, а также солистов Московской государственной академической филармонии, лауреатов международных конкурсов Екатерину Мечетину и Кирилла Родина.

    Концепция

    Конкурс «Композитор XXI века», конечно же, предоставил возможность проявить себя и композиторам, и исполнителям, ибо хорошо известно, что композиторы не могут существовать отдельно от исполнителей, а исполнителям необходимо найти свой современный репертуар. И в данном случае мы имеем дело с конкурсом в конкурсе, который весьма элегантно связал воедино две составляющие рождения новой музыки.

    К участию в конкурсе в качестве композиторских работ принимались сочинения, представленные в оргкомитет в форме соответствующего нотного материала и – что особенно актуально для дистанционных участников – в виде аудио – или видеозаписей. Очерченный жанр сочинений ограничивался их предназначенностью либо вокалистам, либо ансамблям различных составов с числом участников, не превышающим пяти. В качестве исполнителей и композиторов к соревнованиям допускались конкурсанты со специальным музыкальным образованием, студенты и выпускники музыкальных вузов и колледжей (не только России). Оценка работ единосоставным жюри осуществлялась по трем независимым номинациям. В композиторской номинации «Премьера года» и исполнительской номинации «Ансамбли» (дуэт, трио, квартет, квинтет) могли участвовать конкурсанты в возрасте от 17 лет без установления верхней границы. В номинации «Академический вокал» были предусмотрены две возрастные категории: группа А (от 17 до 21 года) и группа В (от 22 до 40 лет).

    В номинации «Академический вокал» в группах А и Б одно произведение современного композитора любой страны, написанное после 1980 года, исполнялось по своему выбору, а другое – из числа рекомендуемых на официальном сайте конкурса www. muzkult. ru. В номинации «Ансамбли», хотя рекомендованные сочинения также можно было найти на этом сайте, конкурсные сочинения предлагалось выбрать самим авторам: полностью или фрагментарно они должны были исполнять одно или два произведения композиторов любой страны, написанные после 2000 года.

    В соответствии с Положением конкурса победители в композиторской номинации «Премьера года» выявлялись с помощью аудиопрослушивания (23 января), а затем и на конкурсных выступлениях полуфинала (24 и 25 января) в Органном зале «На Кисловке». 26 января соревнование продолжилось только для исполнителей: на сцене Большого зала Московского дома композиторов финалисты исполняли по выбору жюри одно из уже представленных ранее сочинений, – то есть победители в номинациях «Ансамбли» и «Академический вокал» определялись по результатам двух туров.

    Общее количество заявок было велико, в число участников полуфинала автоматически включались только лауреаты региональных и международных конкурсов. Конкурсанту, желающему участвовать в нескольких номинациях, открывались дополнительные возможности, а концертмейстер (аккомпаниатор вокалиста) мог при желании выступить и в качестве участника ансамбля. За четыре дня жюри ознакомилось с композиторскими работами 39 конкурсантов, прослушало 22 вокалиста и 19 разносоставных ансамблей.

    По насыщенности и репертуарному разнообразию программы конкурс оказался едва ли не первопроходцем в своем роде. И хотя далеко не все из услышанных сочинений впечатлили меня в полной мере, три дня «работы» в качестве слушателя вспоминаются с приятным «послевкусием».

    Впечатления на фоне результатов

    Три дня публичных прослушиваний – в абсолютном исчислении это много или мало? Кажется, что мало, но и за три дня конкурс сумел доказать, что современная музыка – далеко не «страшилка». Новая музыка предстала материализованной в звуках субстанцией явно с человеческим лицом. У меня сформировалось мнение, что по большей части композиторы-конкурсанты стали писать – а исполнители-конкурсанты как раз и выбирать – не произведения с «тягучим скрежетом струн» или ярко выраженной сонористикой (хотя, конечно, среди услышанного встречались и такие примеры), а музыку, непривычно мелодичную для устойчивого клише современных звучностей, выбирали опусы, определенно делающие реверанс в сторону классической традиции, но однозначно экспериментальные, а потому безусловно современные. Это говорит о том, что сформировалось новое поколение музыкантов, явно уставших от «авангарда» и примата в музыкальном произведении в качестве самоцели именно формы – формы, как правило, сложной, изощренно «закрученной», но абсолютно бесполезной, когда нет мелодики, когда сердце музыки не бьется, а ее душа молчит. Формально любой звукоряд вполне можно выдать за музыку, но ведь не каждая последовательность и не каждое сочетание звуков рождает именно ту музыку, которая находит отклик в душе слушателя. Иногда мне кажется, что только отсутствие мелодического дара у иных композиторов и ничто иное провоцирует их на весьма сомнительные, иррациональные эксперименты, ведущие в никуда и явно отдаляющие от себя слушателей. На этом же конкурсе простота и естественность музыкальной выразительности над лабораторными гибридами композиторской формы однозначно превалировала. При этом важно заметить, что «просто» – вовсе не значит «примитивно», а «сложно» – вовсе не значит «хорошо». Так что среди коллапса, к которому привели наиболее радикальные направления сегодняшней композиции, мы что-то упустили, не заметили что-то очень важное – то, что привычную слушательскую индиферрентность по отношению к современным опусам буквально всколыхнуло на этом конкурсе и заставило, наконец, слушать музыку с неподдельным интересом. Именно поэтому всю актуальность обсуждаемого события переоценить крайне сложно. И вот уже на церемонии награждения победителей, состоявшейся сразу после концерта-финала, звучат имена лауреатов и дипломантов.

    В номинации «Премьера года» награды распределились следующим образом:

    I премия – Татьяна Шатковская-Айзенберг (Москва);

    II премия – Алексей Павлючук (Саратов), Александр Типаков (Калуга);

    III премия – Эльмир Низамов (Казань).

    Звания дипломантов удостоены Вячеслав Семенов (Москва), Николай Михеев (Якутск), Сельби Ниязова (Ашхабад, Туркмения), Нодирбек Махаров (Ташкент, Узбекистан), Мария Егорова (Москва).

    В номинации «Ансамбли» лауреатами стали:

    I премия – квинтет «Fandango (Москва): Максим Федоров (баян), Семен Денисов (первая скрипка), Иван Муратиди (вторая скрипка), Артем Валентинов (альт), Василий Ратькин (виолончель);

    II премия – дуэт «Una sinistra» (Москва): Александр Селиванов (баян), Юлия Америкова (аккордеон);

    III премия – Ансамбль Татьяны Шатковской-Айзенберг (Москва): Елизавета Кошкина (скрипка), Мария Власова (аккордеон), Наталья Семенова (сопрано), Никита Морозов (гитара), Рамон Айзенберг (мелодекламация).

    Звания дипломантов удостоены квинтет п/р Ирины Красотиной (Москва) в составе Марии Нефедовой (виолончель), Татьяны Федоровой (скрипка), Маргариты Брындиной (фортепиано), Алексея Заводова (кларнет) и Варвары Мистюковой (флейта), а также дуэт (Москва) в составе Максима Золотаренко (виолончель) и Елены Золотовой (сопрано).

    Награды в номинации «Академический вокал» (группа Б):

    I премия – Мария Патрушева (меццо-сопрано, Москва), Владислав Дорожкин (бас, Москва);

    II премия – Даниил Вильперт (баритон, Саратов);

    III премия – Елена Золотова (сопрано, Москва).

    Звания дипломантов удостоены Гульбану Ержанова (сопрано, Астана, Казахстан), Ольга Вишневская (сопрано, Энгельс, Саратовская область), Дмитрий Сиваков (баритон, Минск, Беларусь), Надежда Орлова (сопрано, Москва), а также (в группе А) – Динара Таубекова (сопрано, Актобе, Казахстан).

    Всем лауреатам и дипломантам были вручены ценные подарки – комплекты нот от музыкального издательства «П. Юргенсон». Кроме этого специальная премия по единогласному решению жюри была присуждена лучшему концертмейстеру конкурса – Михаилу Турпанову. Тем участникам, которые не стали ни лауреатами, ни дипломантами, были вручены дипломы за участие. Наконец, абсолютно все участники получили значки с эмблемой конкурса.

    В живом исполнении в номинации «Премьера года» мы имели возможность услышать сочинения лишь двух лауреатов и двух дипломантов. Испанские сцены на слова Г. Лорки для сопрано, чтеца, скрипки, гитары и аккордеона «El y Ella» («Он и Она») Т. Шатковской-Айзенберг прозвучали в исполнении ее ансамбля, и этот опус поразивший своей тонкой музыкально-драматургической синкретикой, стал подлинным хитом конкурсной программы. Причина, как бы разумеющаяся сама собой, – его рафинированно стилизованный испанский колорит. Но это сочинение с ярко выраженным постепенным движением от мрака к свету в отношениях двух индивидов подкупает, прежде всего, завораживающей глубиной своего вокально-вербального психологизма, и его успех во многом обусловлен исполнительницей партии сопрано Н. Семеновой. На мой взгляд, этой певице принадлежит и самая осмысленная, самая тонкая интерпретация на конкурсе лирического романса И. Еварда «Гитара» на стихи Г. Лорки в переводе М. Цветаевой. В этой упоительно-чувственной вокальной миниатюре, пользовавшейся у конкурсантов-исполнителей невероятной популярностью (в полуфинале она была исполнена 6 раз), хороша была и меццо-сопрано М. Патрушева, но ее манеру отличала некая «пережатость», «передержанность» вокально-драматического посыла (впрочем, не выводившая из сферы профессионально выстроенного исполнения). Эта певица представила также сочинение дипломанта конкурса М. Егоровой – арию Фаины (на стихи А. Блока) из оперы «Брегет» (по А. Куприну). Но этот, насколько можно судить, вставной оперный номер особо яркого впечатления не произвел, хотя по форме и напомнил вполне «классическую» арию-речитатив.

    Фантазия для баса и фортепиано «Три молодца» на слова из собрания народных песен П. Киреевского, написанная А. Типаковым и задорно-лукаво исполненная Вадимом Прикладовским, в конкурсе не участвовавшим, была воспринята как весьма действенный «энергетический антидепрессант». Через отправной фольклорный базис вдруг отчетливо проступило ликование простого и бесхитростного, но очень светлого, солнечного бытия. Между прочим, внутренним светом и экспрессией свободы была наполнена и великолепно ярко прозвучавшая на конкурсе музыка И. Еварда: Квинтет № 3 исполнил квинтет п/р И. Красотиной, а Квартет № 3 – московский квартет п/р Анны Янчишиной. Эти ансамбли доставили истинное удовольствие своей профессиональной игровой формой. Но все же убедительным лидером в этой номинации, исполнившим «космически-экспериментальную» пьесу Е. Подгайца «Ex Animo» для баяна и струнного квартета, стал квинтет «Fandango». Этот опус, несомненно интересный своими звуковыми находками, стал своеобразной одой баяну, звучание которого в контексте современной академической музыки осмысливается сравнительно недавно.

    И все же подлинный урожай композиторских работ, воздающих заслуженную дань уважения не только баяну, но и аккордеону, представил на конкурс В. Семенов. Феноменально виртуозный дуэт «Una sinistra» исполнил две его восхитительные пьесы – «Праздник в горах» из «Балканской рапсодии» и «Вальс-каприс». «Вальс-каприс», но в ином переложении, а также «Музыкальное приношение» очень мило и изящно прозвучали в исполнении московского инструментального дуэта в составе баяниста Льва Лаврова и домристки Александры Вороновой. Использование баяна в качестве солирующего инструмента в жанре концерта хотя и вызвало определенный интерес, лично меня оставило равнодушным. В Концерте для баяна с оркестром «Фрески» В. Семенова (переложение для баяна и фортепиано в трех частях), который исполнил инструментальный дуэт из Москвы в составе пианиста Дениса Чефанова и баянистки Екатерины Уткиной, мне больше импонировала партия «оркестра-фортепиано», а не сольного инструмента. Но это, повторю, сугубо личное мнение.

    Вернемся к вокалистам. В лице В. Дорожкина два весьма любопытных опуса Е. Подгайца нашли своего идеального интерпретатора: обстоятельно проработанная ария Беса из оперы «Ангел и психотеравпевт» и в особенности тонко-сатирическая вокальная зарисовка «Нос» на слова И. Иртеньева. Если В. Дорожкин – обладатель роскошного благородного баса, то вокальные данные Д. Вильперта существенно скромнее. Однако, несмотря на резонирующее силовое звучание его голоса, отказать певцу в артистическом кураже было решительно невозможно. Он представил арию Мефисто из оперы В. Кобекина «Маргарита» и был единственным мужским голосом, исполнившим «Гитару» И. Еварда. На контрасте это было очень даже интересно, но мне звучание в этом сочинении женского голоса кажется более предпочтительным.

    Еще один пример явно обращающего на себя артистизма при весьма скромных вокальных и технических данных – интерпретация, пожалуй, самого «ударного» конкурсного номера, который оставить равнодушным не смог, думается, никого. Речь о достаточно большом, кажущимся бесконечным из-за многочисленных повторов, фрагменте «Тучи в небе тлеют» из оперы И. Соколова «Чудо любит пятки греть». Этот вполне поэтичный текст А. Введенского в «отчаянно бурном» музыкальном сопровождении концертмейстера М. Турпанова и вокальной, на грани гротеска, интерпретации Е. Золотовой неожиданно предстал «гремучей смесью» музыкального сюрреализма и соцреализма. В пандан к этому дуэт М. Золотаренко и Е. Золотовой исполнил «Диптих» для голоса и виолончели Т. Смирновой с названиями частей «Silentium» и «Scherzo pizzicato», в котором в каждой части «на все лады», собственно, и распевались сами названия этих частей.

    Вокалисты – представительницы Казахстана Г. Ержанова и Д. Таубекова, а также представитель Беларуси Д. Сиваков – наиболее уверенно заявили о себе в своем национальном репертуаре. Но, говоря о дипломантах, особо хочется сказать о Н. Орловой, певице, которая благодаря своему яркому, полному жизни и артистической свободы выступлению в полуфинале, на мой взгляд, несомненно, должна была претендовать на звание лауреата. Но отчаиваться нет причин: певица еще молода, и ей надо идти дальше, ведь все необходимые задатки у нее есть – чувственный голос и осмысленное интонирование, вокальный драматизм и пластично-мягкое звуковедение. Н. Орлова – единственная, кто обращался на конкурсе к романсу И. Еварда «Ветер» по мотивам произведений Г. Лорки в переводе Б. Дубина и А. Гелескула, и музыкально-поэтическая притча о девушке-водянице единожды пленила своей грустной и холодной романтикой. Но подлинным откровением стало исполнение певицей фрагмента из монооперы М. Таривердиева «Ожидание».

    Впечатлений за три полновесных дня конкурса накопилось столько, что хоть целую книгу пиши, но моя цель куда скромнее. И поэтому, завершая разговор о вокалистах и наиболее ярких личных впечатлениях от этого музыкального состязания в целом, вновь обращусь к певице Н. Семеновой. В одном из номеров в номинации «Вокалисты» она солировала в произведении Анны Шатковской «Великий поток» для голоса, струнного квартета и фортепиано на текст суфийской молитвы Хатум: помогал певице Ансамбль «XX век» (Москва), в конкурсе не участвовавший, а партия фортепиано звучала в исполнении композитора. Это сочинение вызвало много споров, но лично меня его живая и яркая эклектика по-настоящему захватила. «Великий поток» увлек в океан медитации, в стихию необычного, но очень органичного содружества вокала и звуковых исканий, в которых многое было невероятно свежо и органично цельно.

    И последнее, о чем хотелось бы сказать. Перед финалом конкурса в Союзе композиторов России состоялся интереснейший разговор в рамках круглого стола на тему «Современная музыка – вечный спор. », причем присутствовать могли все желающие: и участники конкурса, и музыканты, и слушатели. Тему круглого стола изначально предложила его ведущая – доцент РАМ им. Гнесиных Валида Келле. Начиная разговор и подводя к ситуации, сложившейся на конкурсе, В. Келле заметила, что, по-видимому, кем-то сознательно поставленный в конце темы знак вопроса с отточием, отсутствовавший в ее первоначальной формулировке, ставит эту вечность спора под сомнение. Конечно, спор существует, но при этом мы лишний раз убеждаемся, что желание примирить новое и старое в сфере академической музыки подспудно живет внутри каждого из нас. Однако это, как говорится, уже начало новой главы.

     



  • На главную